Социология. Ее предмет, метод и назначение.

4. В ПОИСКАХ СОЦИАЛЬНОЙ СОЛИДАРНОСТИ: ОСНОВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ДЮРКГЕЙМА

Дюркгейм был довольно плодовитым автором, хотя и не столь плодовитым, как его не менее знаменитый современник, немецкий социолог Макс Вебер. Он опуб­ликовал немало статей и бесчисленное множество ре­цензий; многие его статьи, лекции и лекционные курсы опубликованы посмертно.

При жизни Дюркгейм издал четыре книги: «О разде­лении общественного труда» (1893), «Метод социоло­гии» (1895), «Самоубийство» (1897) и «Элементарные формы религиозной жизни» (1912).

Книга «О разделении общественного труда» пред­ставляет собой публикацию успешно защищенной док­торской диссертации автора. Содержание ее гораздо шире заглавия и, по существу, составляет общую тео­рию социальных систем и их развития.

Основная цель работы: доказать, что, вопреки неко­торым теориям, разделение общественного труда обес­печивает социальную солидарность, или, иными слова­ми, выполняет нравственную функцию. Но за этой формулировкой цели скрывается другая, более значи­мая для автора: доказать, что разделение труда — это тот фактор, который создает и воссоздает единство обществ, в которых традиционные верования утратили былую силу и привлекательность.

Для обоснования этого положения Дюркгейм разви­вает теорию, которая сводится к следующему. Если в архаических («сегментарных») обществах социальная солидарность основана на полном растворении индиви­дуальных сознаний в «коллективном сознании» («меха­ническая солидарность»), то в развитых («организован­ных») социальных системах она основана на автономии индивидов, разделении функций, функциональной вза­имозависимости и взаимообмене («органическая соли­дарность»), причем «коллективное сознание» здесь не исчезает, но становится более общим, неопределенным и действует в более ограниченной сфере.

Следует подчеркнуть, что автор стремится строить свою теорию на определенной эмпирической базе, в качестве которой выступают некоторые древние и со­временные нравственно-правовые системы. Нижеследу­ющая схема, составленная С. Люксом, дает прекрасное представление о дюркгеймовском описании механиче­ской и органической солидарности в связи с определен­ными типами обществ27.

Не углубляясь в очень отдаленные истоки, отметим лишь три основные теории, из которых и в полемике с которыми выросла дюркгеймовская теория разделения общественного труда.

1. Прежде всего это теория Конта, согласно которой разделение труда имеет двойственное значение для со­циальной солидарности. С одной стороны, разделение труда — ее источник28.

27 Lukes S. Op. cit. P. 158.

28 Comte A. Cours de philosophic positive. P., 1908. T. 4. P. 315.

Но в то же время оно содержит в себе постоянную угрозу социальной дезинтеграции. Противодействие ей Конт, вслед за социальными мыс­лителями консервативного толка, видел в моральном единстве, основанном на традиции и усилении роли государства. Дюркгейм стремится разрешить проблему, обосновывая солидаризирующую функцию разделения труда и учитывая роль традиционного «коллективного сознания», но отводя последнему более узкую сферу в развитых, дифференцированных социальных системах.

2. Во-вторых, это теория Спенсера, продолжавшая традицию утилитаристской этики, которая присутство­вала как в собственно нравственной философии, так и в классической экономической науке. Согласно этой по­зиции, явно или неявно выраженной, в «промышлен­ных» обществах солидарность возникает автоматиче­ски вследствие того, что индивиды преследуют свои собственные интересы и свободно обмениваются резуль­татами своей деятельности; централизованное регули­рование лишь мешает достижению такого единства. Возражая против этой точки зрения, Дюркгейм дока­зывает, что договорные отношения обмена предполага­ют уже заранее существующую нравственную регламен­тацию подобных отношений, поэтому последние не мо­гут объяснить солидарность как таковую.

3. Третий источник теории Дюркгейма и одновре­менно объект его полемики — знаменитая работа не­мецкого социолога Ф. Тенниса «Община и общество» (1887). Теннис считал, что «община» основана на эмо­циональной общности, «общество» — на рациональном расчете, частной собственности и свободном обмене. В своей рецензии на книгу немецкого социолога (1889) Дюркгейм в целом оценивал ее высоко. Он положитель­но оценил само деление на указанные два типа и описа­ние основных черт «общины», однако он отверг по­ложение о том, что у «общества» в интерпретации Тенниса нет внутренних источников солидарности, воз­никающей лишь в результате внешнего воздействия государства. Дюркгейм интерпретировал Тенниса та­ким образом, что «общине» присуще «органическое» единство, а «обществу» — «механическое»29.

В противовес Теннису и по аналогии с эволюцией живых организмов: от простых и однородных, с недиф­ференцированными органами и функциями к слож­ным, основанным на дифференциации и взаимодейст­вии органов и функций (здесь опять-таки сказалось влияние Спенсера и органицизма),— Дюркгейм дает характеристику «общины» как «механического» цело­го, а «общества» — как «органического»30.

29 Теннис впоследствии отверг эту интерпретацию как неадекватную, од­нако, учитывая, что не один Дюркгейм давал подобное истолкование, осно­вания для него, по-видимому, были.

30 Понятие «органического» при этом несло с собой двой!гую положитель­ную ассоциацию: оно ассоциировалось, с одной стороны, с «органическими» периодами в социальном развитии у Сен-Симона, противостоящими «крити­ческим» периодам; с другой — с популярными в то время биоорганическими аналогиями.

В работе «О разделении общественного труда» эволюционистский подход сочетается со структурно-функ­циональным. Классификация автором социальных структур («сегментарных» и «организованных» об­ществ), рассмотрение сложных обществ как сочетания простых основаны на эволюционистском представле­нии о последовательной смене во времени одних соци­альных видов другими. Однако уже в этой работе Дюрк-гейм отказывается от плоского однолинейного эволю­ционизма в пользу представления о сложности и много­образии путей социальной эволюции. Он склонен главным образом говорить не об обществе, а об обще­ствах. Хотя «механическая» солидарность в его интер­претации характерна преимущественно для архаиче­ских обществ, а «органическая» — для современных промышленных, все же это деление в большой мере носит аналитический характер. Дюркгейм признает со­хранение элементов «механической» солидарности при господстве «органической», и вообще эти категории в его интерпретации выступают преимущественно как «идеальные типы», по терминологии М. Вебера.

«Органическая» солидарность, по Дюркгейму,— нор­мальное и естественное следствие разделения труда. Однако он вынужден признать, что в действительности в современных обществах социальные антагонизмы представляют собой явление в высшей степени распро­страненное. Тем не менее ситуацию, когда разделение труда не производит солидарность, он объявляет «анор­мальной». Чтобы обосновать такую характеристику, ему приходится исходить из предположения о том, что современные европейские общества переживают пере­ходный период, а разделение труда не развито еще в такой мере, чтобы выполнить свою солидаризирующую функцию. «Следовательно,— справедливо отмечает С. Люкс,— условия для функционирования органиче­ской солидарности могут быть только постулированы в форме предсказания относительно условий будущего состояния социальной нормальности и здоровья»31.

31 Lukes S. Op. cit. P. 165.

Вначале Дюркгейм рассчитывал на то, что со временем разделение труда само придет к своему «нормаль­ному» состоянию и начнет порождать солидарность. Но уже ко времени опубликования «Самоубийства» (1897) и особенно выхода второго издания книги «О разделе­нии общественного труда» (1902) он приходит к мысли о необходимости социально-реформаторских действий по внедрению новых форм социальной регуляции, преж­де всего посредством создания профессиональных групп (корпораций). Это нашло отражение в предисловии ко второму изданию книги.

Идея возрождения в новой форме средневековых корпораций была связана с тем, что Дюркгеим, вслед за Сен-Симоном и многими другими мыслителями во Франции, рассматривал весь период после Великой французской революции как переходный, промежуточ­ный на пути к новому общественному состоянию. Рево­люция разрушила средневековые социальные институ­ты, но позитивную работу по созданию новых институ­тов, норм и ценностей еще предстояло осуществить. Мысль Конта о том, что «разрушают только то, что заменяют», безусловно была близка Дюркгейму.

В своем предисловии, посвященном профессиональ­ным группам, автор указывает на их исторические, реальные истоки. Но идея необходимости профессио­нальных и, шире, «промежуточных» между государст­вом и семьей групп имела истоки и во многих социаль­ных и социально-реформистских доктринах XIX в. В этой связи, в частности, необходимо отметить идеи французского социолога А. де Токвиля (1805—1859), рассматривавшего «промежуточные» группы как про­тивовес государственному деспотизму, с одной стороны, и индивидуализму — с другой.

Теория, развитая Дюркгеймом в его первой книге, послужила объектом интенсивной, разносторонней и нередко обоснованной критики, что не помешало ей занять видное место в социологической классике. В этой работе он разрабатывает ключевые понятия своей социологической теории, в том числе такие, как «соци­альная функция», «коллективное сознание», «аномия». Особенно важное значение для развития социологиче­ского знания имело понятие «аномии», которым Дюрк­геим обозначает состояние ценностно-нормативного вакуума, характерного для переходных и кризисных пе­риодов и состояний в развитии обществ, когда старые социальные нормы и ценности перестают действовать, а новые еще не установились32. В дальнейшем концепция аномии разрабатывалась в исследованиях социальных норм, в социологии права, морали, отклоняющегося поведения и т. д. Из наиболее известных разработок такого рода следует указать на концепцию американ­ского социолога Мертона33.

Среди работ Французской социологической школы, на которые книга Дюркгейма оказала наибольшее вли­яние, необходимо отметить исследования С. Бугле «Уравнительные идеи» (1899) и «Опыты о кастовом строе» (1908), работу П. Фоконне «Ответственность» и, наконец, знаменитое исследование Мосса «Опыт о даре» (1925)34.

32 Эта проблема до конца жизни волновала Дюркгейма не только как ученого, но и как гражданина. «Прежние боги стареют или умирают, а новые не родились»,— писал он в 1912 г. (Durkheim E. Les formes elementaires de la vie religieuse. P., 1912. P. 610-611).

33 См.: Мертон Р. Социальная структура и аномия // Социол. исслед. 1992, №№ 3, 4.

34 См.: Бугле С. Эгалитаризм: (Идея равенства). Одесса, 1905; Bougie С. Essais sur le regime des castes. P., 1908; Fauconnet P. La Responsabilite P., 1920; Mauss M. Essai sur le don // Mauss M. Sociologie et anthropologie. P., 1950.

Работа «Метод социологии» (точное заглавие в ори­гинале — «Правила социологического метода») вначале была опубликована в 1894 г. в виде серии статей, а в следующем году с небольшими изменениями и преди­словием была издана отдельной книгой. Написанная по горячим следам недавно опубликованной предыдущей книги, она основана на опыте этого исследования и содержит развитие некоторых выдвинутых в нем идей. По решительности, сжатости и четкости стиля эта рабо­та с полным основанием может быть отнесена к жанру манифеста. Дюркгейм стремится дать четкое описание способов постижения социологической истины: опреде­ления и наблюдения социальных фактов, социологиче­ского доказательства, различения «нормальных» и «па­тологических» явлений, конструирования социальных типов, описания и объяснения фактов.

В «Методе социологии» проявилось стремление Дюрк­гейма строить социальную науку не только на эмпирическом, но и на методологически обоснованном фунда­менте: отсюда его понятие «методическая социология». Такой подход противостоял хаотическому и произволь­ному подбору фактов для обоснования тех или иных предвзятых идей. В то же время он был направлен про­тив дилетантизма и поверхностности, характерных для многих трудов по социальным вопросам. Дюркгейм ис­пытывал глубокую неприязнь к таким трудам, считая, что они дискредитируют науку.

В этой связи следует отметить и неявно присутству­ющий этический пафос в «Методе социологии». Сфор­мулированные в нем «правила» — больше, чем просто исследовательские приемы и процедуры. Это своего рода методологические заповеди исследователя. В ко­нечном счете они основываются на требовании интел­лектуальной, научной честности, освобождения науч­ного исследования от всяких политических, религиоз­ных, метафизических и прочих предрассудков, препят­ствующих постижению истины и приносящих немало бед на практике. Это этика честного непредвзятого познания. В данном отношении позиция Дюркгейма была близка позиции Макса Вебера, выраженной в его работе «Наука как профессия». Правда, французскому социологу можно было бы возразить, приведя распро­страненное и вполне справедливое утверждение о том, что беспредпосылочное, свободное от ценностей позна­ние невозможно. Но дело в том, что главная ценностная предпосылка в процессе подлинно научного познания как раз и состоит в ценности познания как такового; в противном случае это уже не наука, а нечто иное.

Дюркгейм признавал преходящий характер сформу­лированных им «правил». Действительно, далеко не все из них могут служить исследователю сегодняшнего дня. И все же многие «правила», так же как и общий этический и рационалистический пафос его «манифе­ста», сохранили свое значение и в наши дни. Поэтому современный социолог, не всегда сознавая это, нередко говорит той прозой, которой был написан «Метод со­циологии».

Исследование Дюркгейма «Самоубийство» (1897), в отличие от остальных его исследований, основано на анализе статистического материала, характеризующего динамику самоубийств в различных европейских стра­нах. Автор решительно отвергает попытки объяснения исследуемого явления внесоциальными факторами: пси­хологическими, психопатологическими, климатически­ми, сезонными и т. п. Только социология способна объяснить различия в количестве самоубийств, наблю­даемые в разных странах и в разные периоды. Просле­живая связь самоубийств с принадлежностью к опреде­ленным социальным группам, Дюркгейм устанавливает зависимость числа самоубийств от степени ценностно-нормативной интеграции общества (группы). Он выде­ляет три основных типа самоубийства, обусловленных различной силой влияния социальных норм на индиви­да: эгоистическое, алътруистское и анемическое. Эго­истическое самоубийство имеет место в случае слабого воздействия социальных (групповых) норм на индиви­да, остающегося наедине с самим собой и утрачивающе­го в результате смысл жизни. Альтруистское самоубий­ство, наоборот, вызывается полным поглощением обще­ством индивида, отдающего ради него свою жизнь, т. е. видящего ее смысл вне ее самой. Наконец, аномическое самоубийство обусловлено состоянием аномии в обще­стве, когда социальные нормы не просто слабо влияют на индивидов (как при эгоистическом самоубийстве), а вообще практически отсутствуют, когда в обществе на­блюдается нормативный вакуум, то есть аномия35.

35 Дюркгейм указывает и на четвертый тип самоубийства — фаталистский, который должен служить симметричным антиподом анемического само­убийства, но не рассматривает его вследствие его незначительной распро­страненности.

Че­ловеческие потребности и желания, согласно Дюркгей-му, безграничны по своей природе. Возможности их удовлетворения неизбежно ограничены, и отсутствие эффективных норм, регулирующих и обуздывающих человеческие аппетиты, делает индивидов несчастными и толкает их к самоубийству. Понятие аномии получает в «Самоубийстве» дальнейшее развитие и углубленную разработку.

Как и в других своих исследованиях, Дюркгейм свя­зывает изучаемое им явление со степенью и типомеони-альной сплоченности. Исходя из гипотезы о том, что степень сплоченности в различных религиозных общинах различна, он прослеживает связь между конфесси­ональной принадлежностью и уровнем эгоистических са­моубийств, сравнивая статистику самоубийств у проте­стантов, католиков и иудаистов. Последующий анализ, проведенный, в частности, его учеником и последовате­лем Морисом Хальбваксом, показал, что, выделив фак­тор конфессиональной принадлежности, Дюркгейм оста­вил без внимания некоторые другие факторы, которые могли быть более значимыми. Так, объясняя больший процент самоубийств у протестантов в сравнении с като­ликами их более слабой интегрированностью в религи­озной общине, он не учел тот факт, что исследуемые протестанты проживали преимущественно в городах, тогда как среди католиков значительно выше был про­цент сельского населения. Таким образом, в данном случае фактор проживания в городе мог более суще­ственно влиять на рост самоубийств в соответствующей совокупности, чем фактор конфессиональной принад­лежности (число самоубийств в городах, как правило, выще числа самоубийств в сельской местности незави­симо от конфессии).

Несмотря на то что впоследствии исследование Дюрк-гейма подвергалось критике с различных точек зрения, оно единодушно признается одним из выдающихся достижений не только в изучении самоубийства, но и в социологии в целом.

Последний и самый значительный по объему труд Дюркгейма — «Элементарные формы религиозной жиз­ни. Тотемическая система в Австралии» (1912)36.

36 Durkheim E. Les formes elementaires de la vie religieuse. P., 1912.

Ис­следование основано на анализе этнографических опи­саний жизни австралийских аборигенов. Обращение к этим «элементарным» формам позволяет, с точки зре­ния автора, исследовать религию в «чистом виде», без последующих вторичных теологических и прочих на­слоений. Дюркгейм поставил перед собой цель, опира­ясь на этот материал, проанализировать социальные корни и социальные функции религии. Но по существу цель эта была гораздо более широкой. Во-первых, вслед­ствие широкой трактовки религиозных явлений Дюрк-геймом его работа превращалась в исследование социальных аспектов идеологии, ритуала и некоторых дру­гих явлений, выходящих за рамки собственно религии в традиционном понимании. Во-вторых, этот труд со­держал в себе попытку построения социологии позна­ния посредством выведения основных категорий мыш­ления из первобытных социальных отношений37. Не случайно первоначально Дюркгейм намеревался назвать его «Элементарные формы мышления и религиозной жизни».

Дюркгейм отвергает определения религии через веру в бога (так как существуют религии без бога), через веру в сверхъестественное (последняя предполагает веру в естественное, возникающую сравнительно недавно вместе с позитивной наукой) и т. п. Он исходит из того, что отличительной чертой религиозных верований всег­да является деление мира на две резко противополож­ные сферы: священное и светское. Круг священных объектов не может быть определен заранее; любая вещь может стать священной, как необычная, так и самая заурядная. Дюркгейм определяет религию как «связ­ную систему верований и обрядов, относящихся к свя­щенным, то есть отделенным, запретным вещам; веро­ваний и обрядов, объединяющих в одну моральную общину, называемую церковью, всех, кто является их сторонниками »38.

37 Это была его вторая попытка подобного рода. Первая была предпринята в опубликованной ранее совместно с учеником Дюркгейма Марселем Моссом большой статье «О некоторых первобытных формах классификации». L'Annee sociologique, vol. 6 (1901-1902). P., 1903.

38 Durkheim E. Les formes elementaires. P. 65.

Автор детально анализирует социальное происхож­дение тотемических верований, обрядов, их социаль­ные функции. Будучи порождением общества, религия укрепляет социальную сплоченность и формирует соци­альные идеалы. Религия — это символическое выраже­ние общества; поэтому, поклоняясь тем или иным свя­щенным объектам, верующий в действительности по­клоняется обществу — «реальному» объекту всех рели­гиозных культов. Дюркгейм подчеркивает сходство между религиозными и гражданскими церемониями, он фиксирует внимание на общих чертах сакрализации как социального процесса. Поэтому его работа явилась вкладом не только в становление социологии религии в собственном смысле, но и в изучение гражданской ре­лигии и светских культов. Подобно предыдущим рабо­там, книга «Элементарные формы религиозной жизни» явилась выдающимся достижением социологической мысли, и научное .сообщество также относит ее к клас­сическим.

 

 ...  21



Обратная связь

По любым вопросам и предложениям

Имя и фамилия*

Е-меил

Сообщение*

↑ наверх