Телохранитель для невесты

Глава 5

Сэм отвез ее в морг. Всю дорогу они молчали. Он не торопился поделиться известной ему информацией, она же была слишком напугана, чтобы поинтересоваться подробностями. По пути ей не давала покоя мысль: «Кто такой этот Джимми Броган и почему он хотел убить меня?»

В морге, пока они шли по коридору, Сэм крепко держал ее за руку. Он был рядом с ней, когда служитель отвел их к ряду выдвижных ящиков, в которых хранились мертвые тела. Когда тот вытащил нужный ящик, Нина невольно вздрогнула. Сэм тотчас обнял ее за талию — хотел поддержать, зная, что сейчас ее ждет малоприятное зрелище.

— Зрелище не для слабонервных, — предупредил служитель. — Вы готовы?

Нина кивнула.

Служитель приподнял простыню и отступил в сторону. За годы работы медсестрой Нина насмотрелась всякого, но такое видела впервые. Ей хватило лишь одного взгляда на лицо мертвеца — точнее, того, что от него осталось. Она поспешно отвела глаза.

— Я не знаю его, — прошептала она.

— Вы уверены? — спросил Сэм.

Нина кивнула. Ноги неожиданно сделались ватными, и она пошатнулась. Наварро моментально поддержал ее и повел прочь.

В кабинете коронера ей предложили выпить чаю, и она сидела, держа чашку обеими руками, пока Сэм разговаривал по телефону со своим напарником. Суть разговора она воспринимала смутно, как во сне. Сэм Наварро был, как всегда, спокоен и деловит, будто только что представшая их взорам жуткая картина не произвела на него никакого впечатления.

— …не признала его. И не вспомнила его имени. Ты уверен, что это не вымышленная фамилия? — произнес в трубку Сэм.

Нина продолжала сжимать чашку, но не сделала ни глотка, опасаясь, что ее может вывернуть наизнанку. На столе возле нее лежало досье на Джимми Брогана. Большая часть того, что она узнала из этой папки, не пробудила в ней никаких воспоминаний. Она не вспомнила ни его адреса, ни имени жены. Было знакомо лишь место работы: церковь Доброго Пастыря. «Интересно, — подумала она, — предупредили ли преподобного Салливана? Выписали ли его уже из больницы?» Самоубийство церковного сторожа наверняка станет для старика двойным потрясением. Сначала — взрыв бомбы в церкви. И вот теперь — церковный сторож наложил на себя руки. Нужно навестить Салливана, узнать, все ли с ним в порядке…

— Спасибо, Джиллис. Я вернусь в три. Да, хорошо, сделай все там, договорились? — Сэм положил трубку и повернулся к Нине. Заметив выражение ее лица, он нахмурился. — Все в порядке?

— Да, все нормально, — ответила Нина и, невольно вздрогнув, еще крепче сжала чашку.

— Вы не очень хорошо выглядите. Вам нужно время, чтобы прийти в себя. — Он протянул ей руку. — Сейчас самое время перекусить. Тут рядом есть уличное кафе.

— Вы еще можете думать о еде?

— Я стараюсь не пропускать время приема пищи. Или вы хотите, чтобы я отвез вас домой?

— Мне все равно, — ответила Нина, вставая с кресла. — Поскорее уведите меня отсюда.

Сэм с волчьим аппетитом уничтожал гамбургер, Нина рассеянно ковырялась в салате.

— Просто в голове не укладывается, — призналась она. — Как можно, выйдя из морга, заставить себя что-то съесть?

— Меня вынуждает необходимость, — пожал плечами Сэм. — Если перестать питаться, на работе можно быстро превратиться в бесплотную тень.

— Вы, должно быть, на своей службе всякой жути повидали.

— Думаю, вы на своей работе тоже всякого насмотрелись в палате экстренной медицинской помощи.

— Да, но к нам все-таки привозят живых.

Сэм вытер пальцы салфеткой и отодвинул тарелку в сторону.

— Верно. При взрыве бомбы, когда мы приезжаем на место происшествия, для нас редкая удача, если кто-то остается в живых. Если вообще что-то находим.

— Как вы с этим живете? Как вы выдерживаете на такой службе?

— Бросаю ей вызов. Кто кого.

— Нет, в самом деле, Наварро. Как вы выдерживаете этот ужас?

— Называйте меня Сэм, договорились? Что касается того, как я с этим справляюсь, то тут уместнее спросить, почему я это делаю. По правде говоря, вызов — действительно не последнее дело. Люди, которые взрывают бомбы, — особая, уникальная порода преступников. Террорист — это не парень, который владеет винным магазином рядом с вашим домом. Это — изобретательные типы. Среди них есть настоящие гении своего черного дела. Но в то же время они трусы. Это, так сказать, убийцы, действующие на расстоянии. Это делает их особенно опасными. Обожаю ловить этих типов и отправлять за решетку.

— То есть вы получаете удовольствие от поимки преступников.

— «Удовольствие» не совсем верное слово. Тут было бы уместнее сказать, что их поиск подобен мозаике, которую я не в силах выпустить из рук. Я смотрю на ее фрагменты и никак не могу отложить их в сторону. Я пытаюсь понять, что за извращенный ум создал эту штуку. — Сэм покачал головой. — Возможно, именно это любопытство и делает из меня чудовище, которое из любопытства не прочь помериться умом с отъявленными злодеями.

— Может, это означает, что вы отличный, выдающийся коп.

Сэм рассмеялся:

— Или то, что я такой же чокнутый, как эти чертовы террористы.

Глядя на его улыбающееся лицо, Нина неожиданно поймала себя на том, что буквально пару часов назад эти глаза казались ей неприятными и колючими. Улыбка превратила Сэма Наварро из бездушного полицейского в нормальное человеческое существо. И в очень симпатичного парня.

«Только не вздумай влюбиться», — мысленно одернула она себя. Не хватало, чтобы от Роберта она ушла прямиком к полицейскому, фанатично влюбленному в свою работу.

И она заставила себя отвести взгляд в сторону, лишь бы только смотреть куда угодно, но только не на его лицо. Объектом наблюдения она выбрала собственные руки. Точнее, длинные загорелые пальцы.

— Если бомбу взорвал Броган, то мне, видимо, больше нет причин опасаться за свою безопасность.

— Если бомбу взорвал именно он, а не кто-то другой.

— Улики вполне убедительные. Почему я не слышу в ваших словах уверенности?

— Не могу объяснить этого. Просто… я нутром это чувствую. Наверно, это инстинкт. Вот поэтому я прошу, чтобы вы были осторожны.

Нина подняла голову и встретилась с ним взглядом. От улыбки на его лице не осталось и следа. Перед ней снова сидел холодный, рассудительный коп.

— Вы считаете, что еще ничто не закончилось? — спросила Нина.

— Да, я так считаю.

Сэм отвез Нину обратно на Оушен-Вью-Драйв и помог ей загрузить в багажник «мерседеса» несколько стопок книг и охапок одежды. Лишь убедившись, что она благополучно добралась до отцовского дома, он вернулся в участок.

В три часа состоялось совещание, на котором, кроме Наварро, присутствовали Джиллис, Танака из криминалистической лаборатории и третий сотрудник антитеррористического отдела, Фрэнсис Кули. Каждый из них выложил, образно выражаясь, свой фрагмент мозаики.

Первым заговорил Кули:

— Я проверил, а затем перепроверил имеющиеся сведения на Джимми Брогана. Это не псевдоним, а его подлинное имя. Сорок пять лет, родился и вырос в Южном Портленде, незначительное криминальное прошлое. Женился десять лет назад. Детей нет. Восемь лет назад священник Салливан взял его на работу. Броган работал в церкви сторожем и подсобным рабочим. С ним не было никаких проблем, правда, несколько раз опаздывал на работу и страдал похмельем. В армии не служил. Образование школьное среднее. Умом не блистал. Жена говорит, что он был косноязычен. Я не представляю себе, как этот парень мог заложить бомбу.

— Есть у миссис Броган какие-нибудь мысли о том, каким образом у ее покойного мужа мог оказаться адрес Нины Кормье? — спросил Сэм.

— Нет. Она никогда раньше не слышала этого имени. И потом, жена покойного утверждает, что адрес записан чужим почерком, не рукой ее супруга.

— У них были какие-нибудь семейные проблемы?

— Нет, она утверждает, что у них была счастливая семья. Она очень горюет из-за смерти мужа.

— Получается, что мы имеем в качестве главного подозреваемого счастливого в браке, косноязычного, малограмотного сторожа?

— Боюсь, что это так, Наварро.

Сэм покачал головой:

— Дела с каждой минутой становятся все хуже и хуже. — Он посмотрел на Танаку: — Эдди, прошу тебя, дай нам несколько ответов на наши вопросы.

Танака, как обычно, сначала нервно откашлялся.

— Тебе не понравится то, что я сейчас скажу.

— Ну что же, ударь меня побольнее, дружище.

— Хорошо. Во-первых, пистолет, найденный в машине, числится среди украденных в прошлом году стволов. Похищен у официально зарегистрировавшего его жителя Майами. Мы не знаем, где Броган мог взять пистолет. Жена утверждает, что он совершенно не разбирался в огнестрельном оружии. Во-вторых, автомобиль Брогана — это тот самый «форд», который столкнул «хонду» Нины Кормье с дороги. Кусочки краски совпадают. В-третьих, предметы, найденные в багажнике, — это те же самые элементы взрывного устройства, которое было подложено в церкви. Зеленая изолента двухдюймовой ширины. Идентичный детонаторный шнур.

— Почерк Винсента Спектера, — заметил Джиллис. — Зеленая изолента.

— Это может означать и то, что мы имеем дело с учеником Спектера. А сейчас выложу то, что тебе уж точно не понравится. Мы получили предварительный отчет коронера. На руке трупа нет следов пороха. Это заключение не обязательно является доказательством, потому что порох можно стереть, но такого просто не может быть в случае самоубийства. К тому же этой версии противоречит трещина в черепе.

— Что-о-о?! — почти в унисон воскликнули Наварро и Джиллис.

— Вмятина и трещина в черепе, в теменной кости. Из-за пулевого повреждения тканей ее не сразу заметили. Однако рентгеновский снимок ее выявил. Джимми Брогана ударили по голове. Ударили до того, как в него выстрелить.

Молчание в комнате продолжалось добрых десять секунд.

Первым его нарушил Джиллис:

— А ведь я почти повелся на это. Повелся со всеми потрохами.

— Он крут, — произнес Сэм. — Но не слишком крут. — Он посмотрел на Кули: — Мне нужны дополнительные сведения на Брогана. Я хочу, чтобы ты и твоя команда раздобыли имена всех его друзей, всех знакомых. Переговорите со всеми. Похоже, что наш сторож водился с плохими парнями. Может быть, кто-то что-то знает, кто-то что-то видел.

— Разве парни из убойного отдела не станут разгребать это дерьмо?

— Мы тоже будем его разгребать. Они могут что-нибудь пропустить. И не влезай в их игры, договорились? Нам их славы не надо. Нам нужен лишь наш террорист.

Кули наигранно вздохнул и встал из-за стола.

— Думаю, что тут замешана вдова Брогана.

— Джиллис, — сказал Сэм. — Я хочу, чтобы ты поговорил с шафером и подружкой невесты еще раз. Проверь, есть ли какие-нибудь ниточки, которые связывают их с Броганом. Может быть, они опознают его на фото. Я съезжу в больницу и поговорю с Салливаном. И еще я снова пообщаюсь с доктором Бледсоу.

— А что там невеста? — полюбопытствовал Джиллис.

— Я уже задал ей несколько вопросов. Утверждает, что не знает его. Полностью отрицает.

— Мне ее жаль. Это надо же, как ее угораздило оказаться в самой гуще событий!

— Согласен. И главное, она не имеет ни малейшего представления о том, почему это случилось. Но может быть, ее бывший жених знает.

На этом совещание закончилось и все разошлись выполнять задания. Для того чтобы найти злоумышленника, взорвавшего бомбу, требуются усилия целой команды. Хотя с Сэмом работали хорошие люди и классные специалисты, он знал, что парни на пределе. После случайной смерти полицейского от взрыва, прогремевшего неделю назад, расследованием занялся убойный отдел, который, как безумный, работал на износ, не жалея ни людей, ни ресурсов. Антитеррористический отдел они воспринимали как взвод технарей, то есть тех, кого вызывают, когда не хотят лишиться собственной головы при взрыве.

Парни из убойного отдела умны.

Однако парни из антитеррористического отдела еще умнее.

Вот поэтому Сэм Наварро лично отправился в медицинский центр штата Мэн, чтобы еще раз переговорить со священником Салливаном. Самые последние сведения о смерти Джимми Брогана направляли следствие в совершенно новое русло. Возможно, Броган был просто безобидным простофилей. Возможно, он стал свидетелем чего-то такого, о чем мог поведать отцу Салливану.

В больнице Сэму сказали, что преподобного Салливана утром перевели из палаты интенсивной терапии в обычную. Угроза инфаркта миновала.

Войдя в палату, Сэм увидел, что священник сидит на кровати с хмурым выражением лица. У него уже был посетитель — Дик Йетс из убойного отдела, не самый симпатичный, на взгляд Сэма, персонаж.

— Привет, Наварро, — произнес Йетс своим обычным самодовольным тоном. — Тебе не нужно было тащиться сюда. Мы занимаемся делом Брогана.

— Я хотел бы лично поговорить с преподобным Салливаном.

— Он ничем не сможет помочь тебе.

— Тем не менее, — стоял на своем Сэм, — мне хотелось бы задать ему несколько вопросов.

— Не возражаю, — все так же самодовольно бросил Йетс и направился к выходу. — Мне кажется, что вам, ребятам из антитеррористического, лучше не тратить драгоценное время и заниматься своими проблемами, пока мы будем раскручивать это дело.

Сэм повернулся к священнику — тот, похоже, слушал разговор полицейских без особого восторга.

— Извините, отец Салливан, — начал Сэм, — но мне придется немного побеспокоить вас и задать пару вопросов.

Преподобный Салливан покорно вздохнул. По его морщинистому лицу было видно, что он устал.

— Я вряд смогу сообщить вам что-то новое.

— Вам уже рассказали о смерти Брогана?

— Да. Этот полицейский из отдела по расследованию убийств…

— Детектив Йетс.

— Он поведал мне подробностей больше, чем следовало. Мне не нужны… все эти излишние детали.

Сэм опустился на стул. Сегодня священник выглядел немного бодрее, хотя и не самым лучшим образом. События последних суток, несомненно, сказались на старике. Сначала взрыв в церкви, затем убийство сторожа. Сэму очень не хотелось тревожить старика дополнительными расспросами, однако иного выбора у него не было.

К сожалению, новых ответов он не получил. Салливан был не в курсе личной жизни своего сторожа. Он также не представлял себе, по какой причине Броган мог задумать взрыв в церкви Доброго Пастыря. Незначительные события отрицательного характера в храме, конечно, происходили. Несколько актов вандализма и мелкие кражи. Именно по этой причине он и начал запирать двери храма по ночам, что лично ему было крайне неприятно, потому что храм должен быть открыт для страждущих в любое время дня и ночи. Однако страховая компания настояла, чтобы храм запирался, и Салливан велел персоналу закрывать церковь в шесть часов вечера и открывать ее в семь утра.

— После этого акты вандализма повторялись? — поинтересовался Сэм.

— Ни разу, — ответил священник. — То есть до взрыва бомбы ни разу.

Да, это тупик, подумал Наварро. Йетс был прав. Не стоило здесь появляться. Только зря время потратил.

Он встал и направился к выходу, но неожиданно раздался стук в дверь, и в комнату сунула голову какая-то коренастая полная женщина.

— Преподобный Салливан, я вам не помешаю? — спросила незнакомка.

Печаль во взгляде священника сменилась выражением радости. И благодарности.

— Хелен! Я так рад, что вы вернулись! Вы слышали о том, что у нас стряслось?

— Утром показывали в новостях. Как только я узнала об этом, сразу собрала вещи и отправилась домой.

Держа в руке букетик гвоздик, женщина подошла к священнику и трогательно его обняла.

— Я видела церковь, проезжая мимо. Это ужасно.

— Вы не знаете самого плохого, — сказал Салливан. — Джимми мертв.

— О господи! — Хелен в ужасе отпрянула. — Что… неужели при взрыве?

— Нет. Говорят, будто он застрелился. Я не знал, что у него был пистолет.

Хелен неуклюже сделала шаг назад. Сэм подхватил ее под локоть и усадил на стул, с которого только что поднялся. Лицо Хелен побледнело. Было видно, что она потрясена услышанным.

— Простите меня, мэм, — осторожно начал Сэм. — Я детектив Наварро из полиции Портленда. — Могу я узнать ваше полное имя?

— Хелен Уиппл, — ответила женщина.

— Вы работаете секретарем в церкви?

Женщина удивленно посмотрела на него:

— Да, да.

— Мы пытались связаться с вами, мисс Уиппл.

— Я была… я гостила у сестры, в Амхерсте. — Хелен сжала руки и покачала головой. — Я не могу поверить в это. Я ведь видела Джимми еще вчера. Не могу поверить, что его больше нет.

— Вы видели Брогана? В какое время?

— Это было рано утром, до того как я выехала из города. — Она принялась копаться в сумочке, отчаянно пытаясь отыскать носовой платок. –

Я остановилась, чтобы до отъезда оплатить кое-какие счета.

— Вы с ним разговаривали?

— Естественно. Джимми такой… — Из горла Хелен вырвалось сдавленное рыдание. — Он был такой дружелюбный человек. Он часто заходил в мой кабинет поболтать. Я уезжала на выходной к сестре, а мистера Салливана еще не было. Я в последнюю минуту попросила Джимми уладить кое-какие дела.

— Какие?

— Предстоял суматошный день. Знаете, в церкви должна была состояться свадьба. Флорист постоянно заходил ко мне в кабинет, чтобы позвонить по телефону. В мужском туалете протекала раковина, и нужно было вызвать сантехника, чтобы устранить неисправность. Мне пришлось дать Джимми несколько последних указаний. Куда убрать свадебные подарки, какому сантехнику позвонить. Я так обрадовалась, когда прибыл мистер Салливан и я смогла, наконец, уехать.

— Простите меня, мэм, — перебил ее Сэм. — Вы что-то сказали о свадебных подарках.

— Да, верно. Это, конечно, пустяк, но кто-то отправил подарки прямо в церковь, а не в дом невесты.

— Сколько же подарков оказалось в церкви?

— Только один. Джимми, бедный Джимми… Это так несправедливо. Его жена и…

Сэм изо всех сил пытался сохранить терпение.

— Так что это был за подарок?

— Ах да. Джимми сказал, что его принес какой-то человек. Он показал его мне. Очень красиво упакованная вещица, с ленточками и чудесными серебряными колокольчиками.

— Мисс Уиппл, — снова прервал ее Сэм. — Что случилось с подарком?

— Не знаю. Я велела Джимми передать его матери невесты. Наверно, он так и сделал.

— Но ведь матери невесты в церкви еще не было, верно? Так что же Джимми сделал с этим подарком?

Хелен Уиппл беспомощно пожала плечами:

— По всей видимости, оставил его там, где она могла его найти. На передней скамье.

Передняя скамья. Эпицентр взрыва.

— Кому был адресован подарок? — резко спросил Сэм.

— Жениху и невесте конечно же.

— Доктору Бледсоу и его невесте?

— Да. Так и было написано на карточке. Доктору и миссис Бледсоу.

Теперь все довольно пугающе сходится, подумал Сэм, вернувшись в машину. Метод доставки. Время взрыва. Но главная цель злоумышленника еще не вполне ясна. Кто же должен был погибнуть — Нина Кормье или Роберт Бледсоу? Или оба?

Он знал, что у Нины нет ответа на этот вопрос. Она не в состоянии назвать своих врагов и помочь ему ничем не может.

Поэтому Сэм отправился на Оушен-Вью-Драйв, к дому Роберта Бледсоу. На сей раз доктор ответит на его вопросы. Первым будет такой: кто та женщина, с которой он встречался, и ревновала ли она своего возлюбленного? Задумала ли она смерть десятка людей, присутствующих в церкви?

За два квартала до дома Бледсоу Сэм понял, что что-то не так. Впереди мелькали огни проблесковых маячков полицейских машин. На тротуарах толпились зеваки.

Сэм остановил машину и быстро протиснулся через толпу. Возле подъездной дорожки к дому Бледсоу была натянута желтая лента полицейского ограждения. Сэм показал свой жетон патрульному и шагнул внутрь оцепления. Детектив Дик Йетс приветствовал его своим обычным самодовольным тоном:

— Привет, Наварро. Тут все под нашим контролем.

— Что под вашим контролем? Что тут случилось?

Йетс кивком указал на стоявший чуть поодаль БМВ.

Сэм медленно обошел автомобиль сзади и только сейчас увидел кровь, которой был заляпан руль и переднее сиденье. Небольшая лужица вытекла из салона на землю.

— Роберт Бледсоу, — пояснил Йетс. — Выстрел в висок. Скорая его только что увезла. Он все еще жив, но вряд ли выкарабкается. Он как раз подъехал к дому и выходил из машины. В багажнике пакет с едой. Мороженое чуть подтаяло. Соседка заметила, как от дома быстро рванул какой-то зеленый «джип». Ей кажется, что она видела за рулем мужчину, но толком не успела разглядеть его лицо…

— Мужчина? — оборвал его Сэм. — Темноволосый?

— Точно.

— О господи! — Сэм развернулся и направился к своей машине. Нина, подумал он, и неожиданно перешел на бег. Темноволосый мужчина столкнул машину Нины Кормье с дороги. Роберт Бледсоу мертв. Неужели Нина следующая?

Сэм услышал, как Йетс крикнул ему вслед:

— Наварро!

Но Сэм его уже не слушал. Прыгнув за руль, он, проскрежетав шинами, развернулся и поехал обратно. А чтобы никто не мешал, включил аварийные световые сигналы и так мчался до самого дома Джорджа Кормье.

Ему показалось, что он звонил целую вечность, прежде чем дверь открылась и на пороге возникла Даниэла. Ее безупречно красивое лицо расплылось в улыбке.

— Здравствуйте, детектив!

— Где Нина? — требовательно спросил он, пройдя мимо нее в дом.

— Она наверху. А что случилось?

— Мне нужно поговорить с ней. Срочно. — С этими словами Сэм бросился вверх по лестнице. Однако тотчас замер на месте, услышав шаги, доносившиеся с верхней площадки. Подняв голову, он увидел Нину.

С ней все в порядке, с облегчением подумал Сэм. С ней по-прежнему все в порядке.

На ней были джинсы и футболка. Через плечо переброшен ремешок сумочки. Судя по всему, она собиралась выйти из дому.

Спускаясь вниз по лестнице, она оставляла за собой приятный шлейф ароматов мыла и шампуня. «Ее запах», — подумал он, испытав волнующее чувство узнавания. Когда же он успел запомнить этот запах?

Спустившись на нижнюю ступеньку, Нина нахмурилась.

— Что-то случилось? — спросила она.

— Так вам никто еще не звонил? Вам ничего не сообщали?

— О чем?

— О Роберте.

Нина буквально на глазах сникла и пристально посмотрела на Сэма. В ее глазах он прочел немой вопрос. Ей было страшно задать его вслух.

Сэм взял ее за руку. Та была холодной.

— Вам лучше пойти со мной.

— Куда?

— В больницу. Его отвезли в больницу.

Он осторожно довел ее до двери.

— Подождите! — неожиданно крикнула Даниэла.

Сэм оглянулся. Даниэла застыла на месте. Судя по взгляду, ее охватила паника.

— Что с Робертом? Что с ним случилось?

— В него стреляли. Это произошло совсем недавно, считаные минуты тому назад, прямо перед его домом. Боюсь, что дела его плохи.

Даниэла в ужасе отшатнулась. Ее реакция, испуганное выражение лица подсказали Сэму то, что ему нужно было узнать. «Даниэла и есть та женщина, с которой встречался Роберт, — подумал он. — Любовницей доктора была эта блондинка с безупречным телом и красивым лицом».

Сэм почувствовал, как дрожит рука Нины. Он слегка подтолкнул ее к двери.

— Нам нужно ехать, — сказал он. — Времени у нас в обрез.

 

 ...  8



Обратная связь

По любым вопросам и предложениям

Имя и фамилия*

Е-меил

Сообщение*

↑ наверх