Жилец

Глава 7 ИНСПЕКТОР МАЛЛЕТ

Понедельник, 16 ноября

Льюис и Харпер, закончив свою работу наверху, спустились на первый этаж, который к этому времени заполнился людьми. Тяжелые полицейские ботинки топали по холлу, а в курительной комнате мелькали магниевые вспышки — там фотографы запечатлевали труп. Судя по всему, Скотленд-Ярд взял дело в свои руки. Сержант Тэппер встретил их внизу, у лестницы.

— Инспектор хочет переговорить с вами, — сообщил он.

Инспектор Маллет оказался высоким, дородным человеком. Выпрямившись во весь рост, он стоял в центре ковра, и от его массивной фигуры маленькая комнатка выглядела еще меньше. Мягкое выражение его голубых глаз на румяном круглом лице странным образом контрастировало с грозными военными усами. Он окинул вошедших молодых людей спокойным, оценивающим взглядом.

— Это те самые, которые… — начал Тэппер.

— Да, — сказал Маллет и, тут же повернувшись к Харперу, спросил: — Вы закончили со своей описью?

— Да, — ответил тот. — Во всех комнатах, кроме этой, конечно.

— Тогда пробегитесь глазами по этой комнате и скажите мне, не взято ли что-нибудь отсюда.

Харпер принялся просматривать список, сверяя его с предметами, находившимися в комнате. В присутствии всех этих незнакомых людей он ни за что на свете не признал бы, что ему требуется помощь Льюиса. Льюис, со своей стороны, в равной степени был исполнен решимости проследить за тем, чтобы работа была выполнена как следует, и, к крайней досаде Харпера, расположился возле него, там, откуда он мог заглядывать в опись и вносить поправки. Харпер завершил работу настолько быстро, насколько это было возможно, подстегиваемый желанием выйти из комнаты и оказаться подальше от своего коллеги.

— Ничего не пропало, — объявил он.

— Нет, пропало, — в тот же миг возразил ненавистный Льюис. — Куда-то делся шнурок от шторы.

Харпер не сумел скрыть досады по поводу собственного упущения и презрения к непрошеному уточнению напарника; но инспектор мрачно улыбнулся.

— Это не он, как вы думаете? — спросил Маллет, показывая на мертвеца.

До этого момента молодые люди по мере возможности отводили глаза от трупа, рассматривая только все вокруг него, но теперь, проследив за пальцем детектива, увидели выступавшую на уровне шеи Баллантайна, чуть повыше воротника, безошибочно распознаваемую деревянную ручку, приделанную к тонкому шнуру, большая часть которого настолько утонула в складках кожи, что была не видна. Безмолвные, они согласно кивнули.

— Ну вот! — бодро произнес Маллет. — Хоть с одной вещью разобрались. Ну что же, вряд ли вы, молодые люди, захотите оставаться здесь дольше, чем требуется. Давайте пройдем в другую комнату.

Но прежде чем провести их в гостиную, инспектор вполголоса о чем-то посовещался с одним из своих подчиненных. А пока он это делал, Харпер, у которого любопытство вдруг взяло верх над отвращением, с интересом уставился на покойника. Тело переместили, чтобы фотографы могли сделать свою работу, и теперь у него появилась возможность рассмотреть запрокинутое лицо Баллантайна. Казалось неестественным, что человек, который, вероятно, никогда прежде не видел смерти, уж во всяком случае в таком ужасном обличье, способен созерцать ее с бесстрастным любопытством. Но на лице Харпера не промелькнуло ни тени сочувствия, и он явно не осознавал, что в этот момент за ним внимательно наблюдал инспектор.

— Ну? — раздался вдруг голос Маллета прямо у него за спиной. — И что это вы тут разглядываете?

Харпер вздрогнул, и прошло некоторое время, прежде чем он сумел взять себя в руки. Однако, когда заговорил, тон у него был в высшей степени важный и надменный. Льюис, прислушавшись, заключил про себя, что Харпер решил пустить в ход свои оксфордские манеры, так чтобы у инспектора создалось впечатление, что он представляет собой нечто большее, чем заурядный клерк из агентства по продаже недвижимости.

— Вообще-то, инспектор, — проговорил он, — я задавался вопросом, с чего бы это явно хорошо одетый человек надел зеленую «бабочку» с серым костюмом.

Маллет издал бурчащий звук, но ничего не сказал.

— Тем более, что, — продолжил между тем Харпер, — она даже не завязана как следует. Не хотел бы я, чтобы меня видели мертвым в таком виде.

— Вероятно, Баллантайн тоже этого не хотел, — бросил Маллет. — Если вы закончили с фотографированием, кто-нибудь, накройте труп, пока нельзя его убрать.

Он двинулся прочь из комнаты, знаком приказав, чтобы молодые люди следовали за ним.

— Я не задержу вас надолго, — сказал инспектор, когда они остались наедине. — Я знаю, кто вы и почему оказались здесь. Хочу выяснить подробности насчет этого дома. Чей он?

— Мисс Пенроуз, — ответил Харпер. — Она — наша клиентка, зиму проводит в Италии.

— Нет, — веско вмешался Льюис, — мисс Пенроуз — арендатор. На самом деле дом принадлежит лорду Минфилду.

— Он нас не интересует, — отозвался Маллет. — Значит, вы сдавали его с обстановкой от имени мисс Пенроуз?

— Да, — подтвердил Харпер.

— На какое время?

— На месяц — по сегодняшний день включительно.

— Как звали жильца?

— Колин Джеймс.

— Где он сейчас?

— За границей, насколько мне известно, — пояснил Харпер. — То есть в субботу утром он вернул ключи от дома с письмом, в котором сообщил, что он отказывается от прав на аренду и уезжает во Францию.

— Что вы про него знаете? — спросил Маллет. — Он предъявил вам какие-то рекомендации, как я полагаю?

— Единственная рекомендация, которую он предоставил, была от его банка, — сказал Харпер. — Он внес арендную плату вперед.

— Что это был за банк?

— Южный — отделение на Нижней Дейлсфорд-стрит. Я запомнил это, потому что наша фирма пользуется услугами того же банка.

Детектив какое-то время молчал, над чем-то раздумывая. Он сидел спиной к окну, через которое доносился ропот толпы, — активность полицейских уже собрала у дома любопытствующих.

— Как выглядел этот Колин Джеймс? — задал наконец Маллет следующий вопрос.

— Он толстый, — ответил Харпер, — или нет, скорее пузатый. Я имею в виду, с большим животом и худым лицом, будто страдает несварением желудка. А еще у него довольно большая темно-русая борода. Он среднего роста, и, насколько я помню, у него хриплый голос…

Инспектор повернулся к Льюису:

— Вы согласны с этим?

— Я никогда его не видел, — откликнулся тот. — Я принял участие в этом деле только потому, что мистер Браун, мой босс, хотел, чтобы я помог поверить имущество по описи. — Сказав это, он не удержался и бросил злорадный взгляд на Харпера.

— В таком случае вам здесь больше незачем оставаться, — решил Маллет. Возвращайтесь в свою контору, расскажите коллегам о случившемся, если они еще не знают, и попросите их приготовить к нашему просмотру все документы на аренду дома мистером Джеймсом. Я дам вам знать, когда вы снова понадобитесь. Вероятно, это случится не раньше дознания.

Льюис ушел, и инспектор повернулся к Харперу:

— Скажите, вы много раз видели Колина Джеймса?

— Только однажды. Он пришел в контору утром, когда я был один, и сказал, что ему срочно нужен тихий дом с обстановкой. Я сводил его и показал это место…

— Оставив контору пустой?

— Нет, в кабинете был мистер Браун, только он вряд ли видел его со своего места.

— Понятно. Продолжайте.

— Мистер Джеймс остался доволен осмотром и сказал, что хочет вселиться сегодня же. Я отвел его обратно в контору, он дал мне чек, которым я тут же, утром, внес оплату в банк. После полудня мистер Браун составил договор об аренде, а чуть позднее мистер Джеймс вернулся и подписал его.

— Вы были один в конторе в тот момент?

— Да. По сути дела так — все остальные уже ушли домой, а мне пришлось специально ждать его допоздна.

— Договор об аренде находится в конторе, как я полагаю?

Было похоже, что Харпер засомневался.

— Да… полагаю, что так, — проговорил он наконец. — Во всяком случае, должен там находиться.

— Вы очень хорошо описали человека, которого видели лишь однажды, заметил Маллет. — У вас была какая-то особая причина его запомнить?

— Нет, я так не думаю. Конечно, за исключением того, что у него несколько необычная борода.

— Безусловно. Вы бы узнали его, если бы увидели снова?

— Думаю, что да… по бороде. Но не уверен, что узнал бы его без нее.

Инспектор задумчиво кивнул и задал новый вопрос:

— Вы не знаете, он был один в доме? По-моему, для одного человека тут многовато места.

— Насколько мне известно, один.

— А как насчет слуг?

— Мистер Джеймс сказал, что ему нужен человек, которой приходил бы днем. И я нанял для него такого.

— Как его зовут?

— Крэбтри, Ричард Крэбтри. Он живет на Террас, прямо за углом. В доме номер 14.

— Благодарю вас, — сказал Маллет, взяв на заметку адрес. — А теперь об этой описи. Из дома что-нибудь пропало?

— Нет, ничего существенного.

— В таком деле все может оказаться существенным, — заявил Маллет. — Будет лучше, если вы оставите список у меня, чтобы я мог на него сослаться. Есть здесь что-нибудь такое, что в него не внесено?

Только белье и столовые приборы, которые Джеймс привез с собой.

— Это может быть важно. Откуда они взялись?

— Я лично заказал их для него в магазинах неподалеку от нашей конторы, а он отдал мне деньги, когда зашел подписать договор.

— Довольно необычная операция для агента по найму жилья, не так ли?

— Да, пожалуй что так, — признал Харпер. — Но он попросил меня это сделать, и в то время мне это не приходило в голову.

— Понятно. — Маллет пошел к двери.

Опрос, очевидно, подошел к концу, и Харпер встал, чтобы уйти. Но детектив его остановил.

— Еще всего один вопрос, — сказал он. — Вы когда-нибудь прежде видели Баллантайна?

— Нет.

Тогда что именно побудило вас смотреть на него не отводя глаз, так, как вы только что это делали?

— Именно то, о чем я вам сказал, — холодно ответил Харпер.

— И ничего более?

— Нет.

Инспектор пожал плечами:

— Ну хорошо. Я буду держать с вами связь и дам вам знать, когда вы снова понадобитесь. Всего доброго!

Он открыл дверь, и Харпер вышел на свежий воздух. До него доносились звуки множества голосов, щелканье камер, горячее дыхание толпы, пенящейся вокруг, но, испытывая облегчение оттого, что он наконец-то избавился от ужасов этого утра, Харпер не придавал всему этому никакого значения. Протиснувшись сквозь толпу, он быстро, как только мог, пошел в конец улицы. Потом вдруг осознал, что очень устал и изрядно проголодался. Взглянув на часы, Харпер с изумлением обнаружил, что еще нет и часа. За полтора часа он прожил целую вечность!

Насмешливо скривив рот и слегка наморщив широкий лоб, Маллет наблюдал за его уходом из окна.

 

 ...  8



Обратная связь

По любым вопросам и предложениям

Имя и фамилия*

Е-меил

Сообщение*

↑ наверх